Таким я помню День Победы

 

В годы Великой Отечественной войны дети не получали добавку на обед и не играли беззаботно на улице. Они работали, прятались от бомбежек, просыпались от голода и засыпали с леденящим страхом за себя и своих близких. 9 мая 1945 года мир вернулся в их дома, но воспоминания о том времени до сих пор тревожат их во сне. Мы спросили у детей войны, каким они помнят День Победы. И вот, что они рассказали:

Зинаида Парменовна Васильева, ветеран труда, 90 лет

– Когда война закончилась, мы жили в землянке в Шлиссельбурге, потому что наш дом уничтожил снаряд. Рано утром прибежала соседка и громко закричала: «Зина, Зина, война кончилась!» Так я и узнала о Победе.

В то время я работала киномехаником в заводском клубе, который раньше был в здании музыкальной школы. Чтобы отпраздновать Великую Победу, туда пришли почти все жители города, а тогда их было немного. В клубе все танцевали, обнимались, радовались и одновременно плакали. Помню, в тот вечер ко мне подошел военный в обмотках и пригласил на танец, а я сдуру не пошла. Он разозлился и закричал: «Мы для вас кровь проливали!» Я отвернулась и ушла. До сих пор жалею об этом. Но что поделать, тогда мне было всего 16 лет.

С тех пор каждый год люди, не сговариваясь, собирались 9 мая на площади, где автобусная остановка, и шли праздновать Победу песнями и танцами. Правда, гуляли в основном вечером, потому что в те годы 9 мая был рабочим днем и так широко не отмечался. Но для меня этот день всегда был праздником: и до, и после войны, и в выходной, и в рабочий день. Потому что 9 мая – мой день рождения!

 

Валерий Анатольевич Бурков, житель Шлиссельбурга, 76 лет

– 9 мая 1945 года мне было почти 4 года. Но, несмотря на столь юный возраст, я хорошо помню часть этого дня. Жил я в Сибири, в селе Алымовка на реке Лена. В тот день на перекрестке улиц у сельсовета и почты сколотили высокую деревянную трибуну. Собралась вся деревня. С торжественными речами выступали люди, в том числе и мой отец – школьный учитель.

Народу было много, все ликовали, а я сидел у мамы на плечах и смотрел. После митинга четверо мужчин салютовали из охотничьих ружей. Они стояли вдоль берега реки, а вода в тот год была большая и поднялась почти до самой улицы, к домам. Мне стало интересно, и я подбежал ближе к стрелкам. Вижу – один парень опустил ружье, курок возводит, нажимает, а выстрел дает осечку. Опять и опять. А потом возьми, да и стрельни! Холостой патрон отлетел в ягодицу одному из мальчишек. Он закричал, упал и покатился к воде. Все бросились его спасать. Таким я помню День Победы.

 

Николай Алексеевич Куделин, ветеран Великой Отечественной войны, 85 лет

– 9 мая встретил дома. Рано утром за окном поднялся шум, в квартиру прибежала соседка с криками о том, что война закончилась. Шум не умолкал еще долго, даже ночью люди не хотели спать, праздновали Победу. В этот день я не выспался, но был доволен этим, как никогда.

До войны я жил в деревне Иссад, учился в школе, а в свободное время помогал отцу в конюшне. Он был конюхом, поэтому с лошадьми я ладил с раннего детства. Когда началась война, мужчины ушли на фронт, а я стал работать в колхозе: ухаживал за лошадьми и окучивал картошку. Потом я решил устроиться юнгой, но меня не взяли, сказали, слишком мал. А когда возвращался обратно в деревню, военные остановили меня на пропускном пункте. Пока выясняли, откуда я и чей буду, мимо проезжал матрос на телеге. Лошадь заупрямилась, не хотела идти, матрос ударил ее хлыстом. Животное дернулось и распряглось. Тогда я быстро помог запрячь лошадь. Видя мои способности, военные предложили мне работать с лошадьми в воинской части. И я согласился. Так до окончательного снятия блокады я, совсем мальчишка, работал в паре десятков километров от линии фронта.

 

Раиса Ивановна Ролихова, член общества «Житель блокадного Ленинграда», 84 года

– О Великой Победе я узнала в 11 лет. Это был прекрасный солнечный день. Мы с мамой ставили ограждения у огорода. Из деревни к нам прибежала радостная женщина и громко закричала: «Наташа, кончилась война!» Мама бросила топор, и мы побежали в сельсовет. Там было много народу, все радовались, обнимались, и девушка в центре громко запевала частушку: «Вот и кончилась война, придут ребята ротами, своего я дорогого встречу за воротами». А потом горько плакала, потому что знала, что ее любимый не придет, как и многие мужчины той деревни.

До войны наша семья жила в Кронштадте. Когда немцы пошли в наступление, нас эвакуировали в глухую деревню. Помню, когда везли по Дороге Жизни, я смотрела на воду и не понимала, как машина может ехать по воде. Там же я встретила свой день рождения. Было голодно, но еды не просила, потому что знала, что ее нет.

В эвакуации мы жили в старой избушке и радовались, что вокруг был лес, богатый своими дарами. В деревне мы были самой малодетной семьей – нас было четверо вместе с мамой. Каждый день мы ухаживали за скотом, содержали огород, помогали по хозяйству, когда мама работала. А по вечерам рассказывала деревенским ребятам, как было голодно, страшно и шумно по ночам от взрывов, когда мы жили в Кронштадте. А те смотрели и думали, что это все выдумка. Со временем я и сама начинала так думать, но тут же отгоняла эти мысли.

 

Галина Николаевна Борисова, председатель Объединенного совета ветеранов, 80 лет

– Когда наступил День Победы, мне было 7 лет. Мы с мамой гуляли по деревне Рубцовка, что в Алтайском крае, и вдруг все начали плакать, смеяться и размахивать руками. Я сильно испугалась, потому что не понимала их эмоций. От страха я прижалась к ноге мамы и долго боялась спросить, почему люди себя так ведут. Но когда решилась, посмотрела на ее лицо и увидела, как и по ее щекам стекают слезы. Уже дома она рассказала, что происходило.

В том возрасте я уже знала, что такое война. Мне было три года, когда нашу семью везли по ледяной Неве подальше от огня и смерти. Но в эвакуации мы часто слушали радио, где рассказывали о ходе битвы. Поэтому, услышав от мамы о Победе, я сразу все поняла и обрадовалась.

Во время войны мы делили тесную комнату с многодетной семьей, питались картошкой с заброшенных огородов, когда мама с «желтухой» лежала в больнице. Отца уже тогда не было с нами: он сутками работал машинистом на паровозе Дороги Жизни и умер от дистрофии в августе 1943 года. Но даже с такой судьбой мы были довольны тем, что имеем, потому что знали, есть судьбы куда трагичнее.

Подготовила Анна АРХИПОВА

Фото из открытых

интернет-источников

Фотогалерея






© 2001-2018 гг.
Разработано: ЗАО "Кторстудио"
При любом использовании материалов сайта, ссылка обязательна.